January 23rd, 2006

тошно...

Вдруг спустился с дуба филин –

Филистер, и глаз замылен,

Но под шизика косил он,

Страшно ухая: «В Москву!«

Был я лордом, был я принцем

И не баловался шприцем,

добавлял в глинтвейн корицу,

Ел, но не курил траву...

Слыл в семье единорогов
Перспективным недотрогой,
Был бессмертен, слава Богу,
И не думал про Москву.
Звать меня Артур МакКолин,

Я учился в частной школе,
В поло, регби, на футболе

Бился я, подобно льву.
В рейтинге аристократов
Род наш — так примерно пятый...
И какой-то хрен пернатый
Вздумал гнать меня в Москву!

Был я чист и благороден,

Ни красавиц, ни уродин,

Отдавая дань породе —

Не касался этих скво.
Жил святым анахоретом,
Джентльменом и поэтом,
И притом — шекспироведом...
Sorry, где тут связь с Москвой?
Но серебряная лава

Закипала где-то справа,
Жизнь казалась мне отравой,
Пережеванной ботвой.
И серебряная плева

Замерцала где-то слева...

И сказал мне филин: «Дева

Проживает под Москвой.

Здесь у нас в родных пенатах

Все давным-давно женаты,

Хочешь леди из пузатых?

Или сдобную вдову?

«Невермор! — сказал я птице. —

Исключительно к девице

Я прильну...» — «Тогда — бекицер!
Руки в ноги — и в Москву!»
Я отплыл из Ливерпуля
И до Бреста мчался пулей.
Там меня спросили: «Хули,
Ты, похоже, из жидков?»
А потом в Великих Луках
Мне ломали с хрустом руку
И кричали: «Баксы, сука!»-

— Восемь бритых мужиков.
Кровь пролить единорога —

 Страшный грех, но для народа,
Непонятного народа,
Что живет вокруг Москвы,
Нет греха и страха нету...
Знал я всех  плантагенетов,
Но таких безбожных тварей
Не встречал досель, увы!
Пил я водку, ел капусту,

На душе — темно и пусто.
Где я, где я, джентльмены,
Кто вы, кто вы, добрый сэр?
У меня сегодня стрелка —

Как это по-русски... с целкой?
Поздравляю, Арчи, wеlcome!
Вот ты и в СССР...

 

подумать только.... а ведь сколько правды в этих словах????

  • Current Mood
    sore sore